http://forumfiles.ru/files/0018/33/08/51180.jpg

Имя персонажа: Vincent du Greve
Раса: человек, маг.
Возраст: 30 лет

Расчётные формулы:[/b]
Магия исцеления (не очень сильная): остановка кровотечения, уменьшение боли, снятие воспаление, заживление мелких ран.
Немагические боевые навыки: хорошее владение огнестрельным и холодным оружием, рукопашный бой. Сейчас его физические возможности ограничены, но умения остались.
Его молитвы иногда имеют силу.

Решение:
Уравновешенный, спокойный – внешне. В душе – очень увлекающаяся страстная натура. Его наставник, отец Доминик, очень хвалил его за трудолюбие и целеустремленность, впрочем, чаще за глаза, чем в глаза. Открытого признания своих заслуг и положительных черт Винсент не любит и не принимает, считает, что похвалы он не заслужил, а просто делал, что должно.
Любопытен, любознателен, много читает, открыт для нового знания. Однако, иногда ему доставляет удовольствие скрывать свою начитанность и интеллект, чтоб лучше увидеть характер нового знакомого.
Уже давно в своем сознании расчертил себе допустимые нормы поведения и не меняет их, в отношении моральных норм никаких вольностей не допускает. Хорошо и плохо местами не меняются и даже не колеблются.
К людям и их недостаткам терпим. Себя же за грехи не прощает.
Вера его тверда и неколебима, но никогда не доходит до фанатизма и неукоснительного следования букве в ущерб духу.

ОТВЕТ:

Текст

Последнее майское утро было для Венсана особенным, как особенным было каждое утро, потом – каждый день и каждый вечер. Вот ночи теперь по большей части были похожи одна на другую – просто темнота, в которую он погружался после вечерней молитвы, сменялась спокойным сном, а потом рассеивалась. Он открывал глаза и встречал новое особенное утро.
Это утро пахло выпечкой из кондитерской на углу улицы, крохотными тюльпанами в ящике на окне, мокрой пылью, прибитой к дороге прошедшим ночью дождем.
Он снова проснулся рано, раньше времени, установленного на телефоне. Что же, спать он не любил. Просто это было нужно. Была бы его воля, он бы никогда не спал, в этом мире столько интересных занятий. Но воля была совсем не его, а Всевышнего, и кто он такой роптать.
Ящик с цветами на окне был единственным украшением его комнаты. Как ни пыталась квартирная хозяйка, мадам Дегри, привнести в его быт нотку уюта и красоты, ничто не прижилось. Ни салфеточки, ни статуэтки котиков, ни милая картина с изображением морских просторов и многоцветного неба над волнами – ничего не тронуло сердца молодого священника.
– Как же так, святой отец? – недоумевала добрая женщина, унося в коридор очередного фарфорового котика. - Неужели вас не радуют проявления Его силы, любви и заботы? В церквях все вон как красиво, зачем же дома отвергать красоту?
- Там Его дом, а это – обиталище его скромного слуги. Он подарил нам живые сокровища, радуя нас, а мы дарим Ему, что можем, пытаясь порадовать Его.
Хозяйка выставила котика перед собой и скорчила умилительную гримаску, показывая, что вот же она – воплощенная радость и грация.
- Если вы так любите кошек, отчего не заведете живую? Была бы радость и вам, и мне.
- Живые гадят, - вздохнула мадам Дегри. – И шерсти от них много.
Что же, сошлись на ящичке с цветами.
Венсан привел себя в порядок и совершил утреннюю молитву. Для этого ему пришлось встать на колени, что было сейчас не так просто. После ранения, полученного им около года назад, левая нога сгибалась плохо, но никаких поблажек Венсан дю Грэв себе не давал. Тем не менее, он исполнил непростой ритуал, после которого неизменно пожелал Господу и всему Его святому семейству хорошего дня.