2016 июнь, может июль.




Рейтинг? R
За грязь (пусть даже под ледком) буду строго баннить.
_____
Администратор
Tref
_____
Tref- 277466611


Теплая сухая погода,
не жара.
Может, и пройдет дождик, но по желанию игроков, играющих в квесте
_____
Рекламируемся с Логина "Реклама" и пароля "12345"







В коллаже использованы работы Wen-M
источник DeviantArt.com

Card suits

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Card suits » Улицы Парижа » Охота Трефа, первый попаданец - Хель (Закрыта)


Охота Трефа, первый попаданец - Хель (Закрыта)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время и дата: 14 июня 2016 г., вторник
Место действия: (Альтернативная Земля. Париж). Старт на квартире Трефа.
Участники и очередность:
Краткое описание: Подготовка к охоте и охота непосредственно.

0

2

Tref

«Молодец. Мо-ло-дец» Получив передышку в аудиозаписи молитвы, которую разучивал, в очередной раз похвалил себя Треф за остроумный выбор действующей религии. Да. В тот момент это казалось оптимально: во первых католических храмов полным полно по всему Парижу (исповедуйся — не хочу, не хочешь — не исповедуйся). Во вторых живой католик и инквизитор Вини на ближнем доступе, то есть всегда есть под боком тот, кто отпустит грехи и примет исповедь, а значит, поднимет уровень магии Трефа на порядок. Практический такой подход, недостойный мышления истинного католика. Треф всерьез задумался, нужно ли в нем каяться и решил, что нет смысла.
Священник снова затянул в наушниках молитву — Треф поморщился и выключив плеер, направил стопы свои… тьфу!  Пошел соку себе налить, а не обнаружив оного ни на столе ни в холодильнике чуть было не вознес небесам просьбу о превращении воды в сие питие. Но вовремя остановил этот недостойный и меркантильный порыв в себе: Вот только чудес на почве лени под предлогом тренировки нам не хватало. Сам же прекрасно будет знать подоплеку этого чуда.
Тем более что  деньги на сок есть, даже на фреш. Честно заработанные посредством выдавливания из себя двух актуальных технических статей. Стало быть, отрываем жо-о… ленивое место от дивана и выдвигаемся за чудесами!

Спустя уже сорок минут чудеса были внутри Трефа. А маг умудрился не согрешить ни помыслом, ни действием и получить желаемое. Но на плеер смотрел уже не волком, а волчьей стаей. Конечно, это конкретное ходатайство ему нужно, учитывая специфику предстоящей охоты. Разумеется, всегда можно воспользоваться и чем-то универсальным, и ножницами можно картофель чистить, но картофелечистка для этого удобнее. Поэтому, грязно про себя выругавшись, Треф надел наушники, подключенные к плееру и запустив ходатайство сначала, завалился на диван и принялся внимать и запоминать, закрыв глаза.
___
«Отпустите мне грехи мои, святой отец. И не удивляйтесь, что мне такому раздолбаю всего двадцать два, и с последнего отпущения у меня накопилось одно рукоприкладство примененное в целях самообороны, без смертоубийства и  одно вожделение. Не-не, что вы! Девушки здесь реально обалдеть! Просто я каюсь часто. Но совсем не ваше дело знать, зачем мне это. Надо, значит надо. Короче два пункта»
— Отпустите мне грехи мои, отче, ибо грешен я. Сегодня… ля-ля-ля… А третьего дня, ой мамочки!... А! Вот еще! «Ну, да. Дело молодое — нехитрое. Но я искренне сожалею и больше не буду… Угу. Меньше не буду тоже».
Треф еще недолго посидел на скамье, слушая проповедь. Выходить на улицы до заката нет никакого смысла. Что примечательно расписание дня (точнее, ночи) у него ровно такое же, как и у тех, на кого он охотится, с той лишь разницей, что его жертвы заметно реже хаживают в церковь. Хотя вот по части богословия могут сделать в легкую практически любого клирика. Проверял.
Орган играл до самого темна и Треф за неимением иной музыкальной программы, которая бы конструктивно и благотворно действовала на его магический уровень, слушал то, что есть, а заодно повторял ходатайство и коротал время.
Ощутив наступление темноты, он покинул костел и потопал вдоль стремительно обезлюдивающей по причине удаленности от центра улицы. 5, 7, 9, здесь оставил «маяк», пусто, а напротив? «Интересно, где сегодня носит Вини?» 8, 10, «О-па!», «В переулок!»
«Снизойди до чад своих!»
«Не-ет, тварь!» Треф опасно улыбнулся, буквально кожей ощутив жертву: «Осени святостью свей и наполни меня светом твоим!» Он перешел на бег, различая мельтешение боковым зрением, но зная, что жертва пока впереди него, а по бокам только лишь следы и ее тени.
___
— Да святится...
....
— Да приидет...
....
— Да будет...
...
— Ёперный театр!
/Молитву сорвали! Ах, как нехорошо/
"Отче наш" с самого начала и на бегу. Немилосердными ударами, словно мстила за легкомысленное к себе отношение, благодать проникала и заполняла собой всё существо Трефа. /Ну, я тебе сейчас устрою, тварь!/ мстительно и мысленно пообещал юноша огрызающемуся в его степь на всём скаку мелкому бесу (хотя,  кому "мелкому", а кому голову оторвет — фамилию не спросит). /Давно в аду не был?/ Шестое чувство — это безусловно здорово, ведь именно оно заставило Трефа сделать боковой кувырок по мокрой от луж мостовой, подменив свою кровавую жертву на чуть менее дорогостоящую жертву своей "рабочей" куртки и пропустив над головой многообещающий темный плевок.
/Значит меня заметили. Аминь/
Он выдохнул остатки воздуха и вместе со следующим вдохом наполнил себя небесным светом. Можно быть уверенным, что почудилось, но светом наполнился весь переулок, малость ошарашив темную тварь.
/А вот сюрприз, сюрприз! Думал, что в таком нечестивом городе неоткуда взяться божественному свету и тебе ничего не грозит?!/
Гордыня не была свойственна Трефу. Он принимал свой дар таким, каков он есть и делал то, что считал правильным, прибегая к помощи этого дара. Вот только прямо в текущий момент ему собирались что-нибудь откусить, что с его планами на эту ночь ну никак не вязалось. А посему окружив себя кольцом Благословения он выплеснул в алые буркала гадины из сложенных лодочкой ладоней целую пригошню Благодати. Ох и пожалеет к утру он о своей щедрости! Зато конечности и на месте, да и в общем будет кому жалеть.
Теперь можно не уклоняться. Чтобы пробить божественную защиту демону надо как минимум... да и максимум ему не поможет.
А вот этого не предвидел уже Треф. Войдя в переулок, он потревожил кого-то из местных помойно-свалочных жителей. Но местный, пожалуй, и сам был не рад: сначала он увесисто огреб от беса, но на свою беду, оказавшись мстительной сволочью, и попер на Трефа, выкинув из защитного кокона нож-выкидушку. Обычно против людей Треф мало что мог выставить, но против пропитанных "ядом" греха, имеющих столь деструктивные  намерения, да еще пребывая в просветленном состоянии, ему достаточно было выставить руку, и поберушку откинуло в одну кучу с бесом метров на десядь, припечатав к глухой стене дома. Однако в отличие от темного человек благоразумно потерял сознание.


Hel

Хель так и не поняла, что происходит. Только что она спокойно сидела в своей комнате в таверне, отдыхала и немного медитировала под расслабляющее действие табака, а тут уже все трясется, здание рушится. За окном все темнело так, что даже у создания плана тени пошли мурашки по коже. Интуиция и все естество шаманки подсказывало, что началось что-то очень и очень паршивое, что здесь, в этом здании, в этом городе, даже в этом мире находиться опасно.
Быстро валить отсюда - пронеслось в голове у Хель. К сожалению, она не рассчитывала столь внезапно покидать комнату, потому вещи были беспорядочно раскиданы. В сумку полетело то, что попалось под руку. Пока Хель кидала в сумку книги и какие-то вещи, потолок начал рушиться, один из кусков упал на посох. Издав непонятный негодующий звук, похожий на шипение и вой, женщина принялась подбирать кусочки посоха в сумку. Находиться в здании становилось решительно невозможно, потому шаманка начала сооружать портал куда-нибудь нафиг. По правде сказать, порталы были не ее сильной стороной, но жить захочешь и не такое совершишь. Пока творилось заклинание, несколько кусков потолка больно ударило Хель в плечо, а один спикировал ровно на голову.
-Заррррррррраза - прошипела женщина. Зрение довольно спешно стало расфокусироваться, а сознание утекать, как вода сквозь пальцы. Скорее, только бы успеть в портал, только успеть выбраться из этой переделки. Куда-нибудь, все равно куда, подальше отсюда, где ничего не рушится. Портал все таки дождался свою создательницу, подхватил и понес куда-то, тело Хель стало совсем невесомым, уже трудно было понять, в сознании она или уже нет.
В следующую секунду Хель поняла, в сознании. Потому что перемещение закончилось и она почувствовала достаточно сильный удар в спине от падения. Сил подняться пока что не было, зрение все еще не слушалось. Женщина вцепилась рукой в холщовую сумку, которая была все еще при ней. Она напрягла слух и другие органы чувств, чтобы понять, где она и что случилось. К сожалению, пока что кроме боли в теле, темноты в глазах и головокружения она ничего не осознавала. Не могла даже точно сказать, на что она упала, человека ли, мостовую или траву. Разве что точно не на дерево, иначе с него пришлось бы полетать вниз еще. Шаманка хрипло выругалась и понадеялась, что ее длинные юбки при падении не задрались так, что ее ноги и иже с ними будет светиться на всю округу больше, чем лицо.

0

3

Tref

На этом злоключения поберушки не кончились, потому что сверху его припечатало (кстати выбив нож и остатки сознания)  женщиной. Успеть подумать о том, что женщине (очень молодой, красивой но одетой немного странно) здесь взяться не откуда Треф не успел.
Нахлынуло с невероятной силой. Будучи метрах в пятнадцати от колоритно человеко-демонической кучи-малы, Треф упал на колени, словно ему подбили ногт под коленями. Поза молящегося всегда и всюду одинакова.. ну кроме Африки. Вот только теплый свет с ладоней льется далеко не у всех. Тонкая струя исчезая у самого асфальта, озаряла все вокруг метрров н десять радиусом теплым светом. Людям с этого ничего плохого не будет, кроме хорошего. А вот бес взвился из-под тел столь истово, словно его кипятком ошпарили (в случае беса — святой водой).
Бросок на Трефа не принес результата, ибо золотое сияние, исходящее от юноши, откинуло грязную тварь в сторону.
Наверно, тварь и оторвала бы что-то от кого-то, но и сама не ожидала, что ее так ошпарят благодатью
Да, теперь только смерть разлучит их. Как Треф стал для беса идеей фикс, так и этот конкретный бес для охотника стал той  единственной добычей, без которой и жизнь не в радость. Со сложенных лодочкой ладоней  блондино к ногам капнула сияющая благодать, с замешанными на ней словами молитвы. Треф взывал именно теми словами, которые выучил утром имолил о покровительстве и защите.


Hel

Пусть не сразу, но тело Хель решило больше не вредничать и возвратило ей власть над органами чувств. Так. Что мы имеем? Лежим, на чем-то явно, либо на ком-то. Признаков возмущения оно не подает, и на том спасибо. Не особо холодно. Шумно только. Стоп, шумно? неспешное перебирание в голове самоощущений было прервано резким открытием глаз и попыткой привстать. Получилось не очень-то элегантно, потому что рука, на которую Хель попыталась опереться, обнаружила край тела, на котором восседала Хель. Тем не менее, привстать получилось, более того, рассмотреть округу тоже получилось. В некотором отдалении, но ровно перед шаманкой на коленях сидел молоденький парнишка, а перед ним дико выплясывало какое-то создание неприятной демонской рожи. Хель решила, что это клирик, тогда и его поведение, и то, что видела женщина вокруг него было понятно и логично. Осталось понять, кому из них стоит помогать, а кого лучше привести вне очереди к Королеве Воронов.
А так вокруг был какой-то крупный город, крупнее многих, какие она видела. Правда запашок тут был не из лучших, либо улицы на отшибе, либо это у нее под телесами. Шаманка посмотрела на придавленного ею мужчину, пожала плечами и аккуратно поднялась, придерживаясь за стену. Последствия побега давали о себе знать, голова все еще немного кружилась, а плечо ныло.
Хель взяла свою сумку и нашарила в ней череп бобра, погладила его пальцами, но не спешила доставать из кожаного укрытия. Малыш, иди ка сюда, мне нужна помощь. - подумала она, сосредотачивая свою силу на черепе. Тот отозвался и у ног Хель появился крупный бобер? черный, лохматый, с большими когтями и костяными наростами на позвоночнике. Бобер встал на задние лапы, огляделся и встал обратно, приняв защитную стойку, распушившись сильнее и начав агрессивно порыкивать. Он готов был защищать хозяйку от любой опасности пока...
Ну, например, пока он не увидит еду. Особенно если еда стоит перед предполагаемым противником, ближе к бобру. Он недолго думая (к сожалению, мозгов у него как у страуса, явный недобор) побежал к бесу и весьма решительно вцепился в его ногу, попытавшись оторвать кусок побольше.
Хель хотела позвать бобра, все таки для защиты вызвала, но он все равно стоят между ней и противниками, потому можно не волноваться и приходить в себя. Она оперлась о стену и стала следить за происходящим, не забывая, что за спиной лежит бессознательный человек, прислушиваясь, не пытается ли он встать.


Tref

А вот в этом заключаются минусы материального воплощения. То есть пока демон представляет из себя дымную поземку (без воплощения), хрен его цапнешь за конечность из-за неимения оной. Но, видимо, ощущения от «пожрать» совсем не  те, вот и воплощаются, отращивая себе руки, ноги, крылья и хвосты и подставляя спины (которых в невоплощеннном виде у них нет) под укусы, царапы и удары бобриков.
Об этом всём мог бы подумать Треф или обязательно подумает потом (оптимист, ага?). Но не сейчас, сейчас он целиком отдался состоянию просветления, вручил себя свету и посвятил Богу. В общем-то, думать не мог и  не хотел больше ни о чем. Остался он, свет в нем и цель — избавить мир от темной твари, нелогично сцепившейся с кем-то еще. Как любой городской житель, бобров в своей жизни Треф видел, конечно, очень мало, да и то в основном на картинках и в телевизионных передачах о животных. Поэтому нутрии, выдры и бобры — это тоже были зверюхи одного поля. Но учитывая, что это Париж, неизменно вставал колом  некоторый когнитивный диссонанс, оно как: что здесь делает дикая зверюха? Однако не могло не радовать то, что третье воззание от Луки к Михаилу направлено отнюдь не на зверей, хотя в отношении некоторых вполне конкретных некоторые санитарные службы только были бы счастливы. Но звери — твари божьи, а потому его силой справляться с ними не получится. Это логика.
Слова не так уж и важны. Они — мнемоника, организуют и направляют, дают толчок нужным эмоциям в нужном ритме. И все это вместе сплетается в заклинание вокруг темной твари так некстати ввалившейся в старый город, кстати, вполне вероятно, нисколько его не младше.
Краем глаза Треф заметил девушку. Единственное, что он смог бы о ней сказать сейчас, так это то, что она красивая, впрочем, так он охарактеризовал бы практически любое творение Господа.  Эта мысль, это теплое чувство и дали последний толчок, необходимый для активации сложного заклинания. С пальцев раскрытой к небу ладонь правой руки заструился свет. Вот он минус вечерней и ночной охоты — свет становится очень заметен в сумерках и в темноте.
А вот ходатайство пригодилось. Треф предполагал, что монстр будет полностью воплощен и эта молитва придется очень кстати. Слова легко сорвались с губ, возвращая бесу его природную (какая там,блин, природная?! Адову!) форму, обращая его в дымное облако. Тварь бесилась и выражала свое недовольство весьма громко.
Треф не умел говорить хором, иначе и воззвание не пришлось бы прерывать, а яркий, льющийся в него и от него свет не задрожал, давая адскому созданию, теперь с легкостью принявшему форму Моргенштерна без рукояти, шанс. Мгновенный выплеск игл-протуберанцев ударил и по Трефу и по зверю-защитнику. Треф не заметил удара лишь потому, что сейчас не был в полной мере человеком (магом в состоянии магического аффекта). Ощутил боль лишь произнеся заключительное «амен», выпустив из себя весь скопленный свет в сторону беса, сминая, загоняя того под землю или все равно, куда, бы подальше отсюда.
С последней вспышкой силы и света из Трефа словно выдернули стержень. Он оперся рукой на асфальт, чтобы не упасть, по белому рукаву рубашки на левом плече всё шире расплывалось пятно крови. Сейчас он не думал о черной кожаной куртке, оставленной где-то вначале переулка, но непременно вспомнит о ней. Он думал о девушке и искал ее глазами. Не. Асфальт такой мягкий и теплый… полежать, а потом надо убедиться, что с девушкой всё в порядке.


Hel

Парень-клирик все таки одолел беса, лишив бобра всякого шанса на вкусный ужин. Кстати, что-то с бобром было не так, Хель с удивлением смотрела на то, как он похож на своих собратьев и не похож на свой нормальный облик. Это не на шутку обеспокоило шаманку, потому она направилась к бобру, который уже и думать забыл про исчезнувшего беса, зато начал обнюхивать парня. К счастью, парень, кажется, ненадолго отключился, а потому не видел, что после обнюхивания бобер торжественно уселся ему на грудь.
Хель посмотрела на парня внимательнее. Ну, обычный человек, в меру симпатичный. Юный очень, но это исправимо. Прям клирик как их любят показывать общественности. Затем женщина провела рукой над бобром, воздавая молитву своей богине и проверяя состояние своего питомца. Осмотр показал, что с ним все нормально, а странный внешний вид просто есть. Ну раз все нормально, я могу потом изучить его позже. А пока разобраться, где я, и что тут происходит.
Хель еще раз глянула на парня, однако увидеть его лицо было несколько проблематично из-за бобра. Глупое животное, не теряя времени даром, устроился поудобнее на груди парня, повернувшись хвостом к его лицу, и внимательно наблюдал за хозяйкой. Та решила, что такое поведение бобра стерпит только хозяин или человек в отключке, быстро стала шарить по карманам парня в поисках подсказок или хотя бы информации о месте нахождения. Так был найдена мелкая сумка, внутри которой обнаружились монеты и какие-то бумажки. Кажется, местные деньги. Кошелек, значит определила шаманка и сунула находку в сумку. Больше рисковать Хель не стала, потому прекратила обыск и поднялась на ноги, осмотрела пейзаж, который их окружал. Определенно,здесь было иначе, чем в местах, где она привыкла обитать, и иначе, чем ей показалось с первого взгляда. Стены зданий, что их окружали, были непривычной текстуры, из необычный материалов. Сами здания были сильно выше, строить так на ее родине не умели. Небо было темное, звезд не проглядывалось. Женщина нашарила в сумке черепа воронов, направила свою энергию в них, призывая последних своих спутников. На ее плечах возникли два ворона, поморгали и взмыли вверх, выше зданий, а затем полетели в разные стороны. Хель прикрыла глаза, чтобы видеть, что видят вороны, но картинка была размытой и очень примерной пока что.

0

4

Т.

Первое, что увидел Треф, едва очнувшись — ноги, а чуть приподняв голову — снова ноги, потом юбка. А девушка оказалась женщиной, молодой и вполне не дурной собой. Она стояла над Трефом, чуть в стороне, и смотрела вверх.
Что-то мешало дышать, давило на грудь. Приглядевшись, Треф узнал зверя который давеча изъявил весьма рискованную попытку поужинать демоном. Что поужинать, это вне всяких сомнений, потому как для завтрака рановато, что риск имел место быть, сомнений тоже нет, потому как демона никак нельзя считать ни вкусным, ни полезным для здоровья. И вообще отпали сомнения в том, что зверь все-таки бобёр, потому что бобровый хвост вообще мало с чьим хвостом спутаешь.
Треф взялся здоровой рукой за хвост зверюги и попытался стянуть ее с себя, почему-то не отводя взгляда от женщины. Воззвать и попросить прошить тварюшку ангельским копьем — не в том он расположении духа, да и тварь Божья, и ничего ему не сделала — нехорошо. Так что он просто тянул бобрика за хвост, разворачивая от своего лица и пытаясь убрать от себя подальше.


H.

Бобер изрядно опешил от такого обращения, потому не сразу среагировал. Он издал угрожающий звук, а потом бросился на обидчика, намереваясь порвать его на мелкие кусочки.
Хель среагировала на рычание, к счастью, достаточно быстро, чтобы предотвратить кровавую охоту.
-Назад! Туша! - закричала она и бобер обратился в темную дымку, которая вскоре развеялась. Шаманка почувствовала как дух бобра вернулся к черепу, очень негодующий, но покладистый. Тем временем вороны двигались назад, к хозяйке, чтобы не оставлять ее одну. Хель внимательно смотрела на парня своими черными, лишенными белков глазами, не доверяя поворачиваться к нему спиной. Неизвестно, как местные клирики относятся к созданиям плана тени. Женщина сделала шаг назад, затем еще один, не спуская глаз с клирика.
Надо что-то делать. Что-то делать. размышляла Хель, но конструктивные мысли разбегались от ее внимания как тараканы от света, в разные стороны, немного щекоча этим мозг. Хель подняла руки перед собой, показывая, что она не собирается ничего опасного делать, и шагнула назад еще раз. Тем временем вернулись вороны, один сел на крышу здания и, повинуясь воле шаманки, судорожно осматривал территорию в поисках вариантов отступления. Второй ворон прилетел и сел на плечо Хель, готовый защитить ее при необходимости.
Больше всего пугала неизвестность, Хель не представляла, что умеет и что будет делать клирик.


Т.

Треф уже успел смекнуть, что малой кровью ему не отделаться от охищневшего травоядного, потому как зверь решительно был настроен поесть. И за неимением беса, а так же ввиду неосторожности Трефа, не против был удовольствоваться какой-нибудь частью Трефа. А воззвать маг уже не успеет, хоть и получил только что на это полное моральное право. Но моральные права тем и плохи, что выдаются только в ответ на уже свершенную агрессию.
Но тут Трефу снова повезло. Женщина что-то сделала и млекопитающий агрессор исчез. Треф приподнялся на локте, по прежнему глядя на свою спасительницу и тут ей на плечо сел ворон.
«Она разговаривает с животными» — подумал маг, и принялся вставать. Посмотрев в глаза женщине, увидел, что они совсем-совсем черные. В пору испугаться, но что-то подсказывало ему, что и так бывает… и это нормально где-то. Разумно было бы ехать в травм. пункт. В мозгу уже зрела легенда, как неведомо кто резанул его ножом по плечу и скрылся в темноте переулка, которая порождала вопрос: «нафига?» — пока без ответа. Но мало ли на свете белом наркоманов и всяких асоциальных типов.
— Я бы вас подвез, — Треф досадливо дернул уголком рта. — Но, к сожалению, сегодня сам не на машине.
Говоря это, он прошел к мусорным контейнерам, на арматуру торчащую рядом с которыми, кинул куртку, к счастью целую. И с некоторым трудом ее на себя натянул.
— Может вас проводить? — «Рука еще немного потерпит, ибо микробы на бесах не живут. На них вообще никто не живет и в них – никто, субстанция нестабильная и неземная. Хотя с воплощенными сказать трудно — они же имеют плотную поверхность. А! Не! Он развоплотился, когда шипами брызнул, так что упс» Треф обернулся к женщине.


H.

Незнакомец заговорил, но Хель не была уверена, что уловила смысл его слов верно. Несколько незнакомых слов решительно мешали пониманию того, что он хотел. Точно поняла только про "проводить", но куда он собрался ее вести - неизвестно. Хель не очень рассчитывала на то, что он сейчас проведет ее туда, где безопасно и тепло, есть курево и любят бобров.
Окончательно определив, что незнакомцу она не собирается доверять, шаманка отрицательно покачала головой и сделала еще шаг назад. Теперь она стояла обеими ногами в тени. Осталось только понять, как от него отделаться.
Тем временем дух с крыши заметил путь к отступлению. Ворон с ее плеча слетел и резко направил свою траетрорию полета в сторону Трефа, намереваясь атаковать его, дав хозяйке время на отступление. Хель, не мешкая ни секунды, сделала шаг в далекую тень, растворяясь в том месте, где только что стояла. Появилась она на противоположной стороне здания, которое теперь разделяло ее и незнакомца, ту улочку, бездомного, на которого она упала, духа, все. Все это сейчас скрывалось за толстыми стенами.
Хель сделала глубокий вдох, пытаясь унять бешеный стук сердца, немного уняла хаос и страх в мыслях и сделала еще один ход в темноту, оказавшись еще в 10 метрах от места, где она появилась.
Буквально через пару секунд после ухода шаманки ворон перестал кружить около Трефа и тоже растворился в воздухе.


T.

Женщина явно отказывалась с ним разговаривать. Скорее всего не понимала, судя по выражению лица. Но  дальнейшему наведению мостов помешала ворона (скорее ворон, но в темноте ночной разница не велика), метнувшаяся с плеча женщины в сторону Трефа в явно агрессивными намерениями. Однако эти намерения проявившая всего лишь в суматошном мельтешении, шуме и хлопанье крыльями. Но и этого оказалось более чем достаточно, чтобы переключить внимание раненного парня на грозную птицу. Приходилось прикрывать лицо и горло рукой, чтобы острые когти не дотянулись до кожи, а то, кто знает?
Собственно, птице-паника тоже закончилась быстро и, оглядевшись вокруг, Треф увидел только лишь тьму ночную, да пустой переулок, шаманки же и след простыл. Он ухмыльнулся: «Чего и следовало ожидать. Ну, Се ля ви».
Значит теперь однозначно в травм. пункт. «Подскажи-ка нам, товарищ память, ближайший ночной? Метро»
А у метро Треф понял,  что он остался без денег. И ему. Светит ну разве что ночлежка и бесплатный врач там.
А еще порадовался, что знает Париж, как свои пять пальцев и расстроился, что всё-таки не на машине. Всё же к себе ближе, чем к Кёр или к Вини, да и ключей Вини он не взял. Значит пешком и домой. Веселая охота выдалась. Ах, да ладно! Охота, как охота! Беса же изгнал — изгнал, а значит всё хорошо. Но бо-ольно...

0


Вы здесь » Card suits » Улицы Парижа » Охота Трефа, первый попаданец - Хель (Закрыта)