2016 июнь, может июль.




Рейтинг? R
За грязь (пусть даже под ледком) буду строго баннить.
_____
Администратор
Tref
_____
Tref- 277466611


Теплая сухая погода,
не жара.
Может, и пройдет дождик, но по желанию игроков, играющих в квесте
_____
Рекламируемся с Логина "Реклама" и пароля "12345"







В коллаже использованы работы Wen-M
источник DeviantArt.com

Card suits

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Card suits » Дома и квартиры » Встреча Кёр и Трефа


Встреча Кёр и Трефа

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время и дата: 31 мая 2016
Место действия: (Альтернативная Земля. Париж)
Участники и очередность: Кёр и Треф
Краткое описание: После охоты в основном на квартире у девушки

0

2

Tref

Стою посреди пустой улицы, как дурак, сила-силища никак не хочет уходить. Раньше ретирвалась вслед за демоном, а теперь никак нет и нет (хотя, много ли было этих «раньш»). Я растерянно осматриваю вокруг, а любовь и смирение не отпускают, с трудом удерживая себя на ногах, не падаю на колени перед лежащей на асфальте без сознания девушкой.
Но опустился и положил ее голову себе на колени, подойдя ближе. Как только касаюсь ее кожи, по позвоночнику бежит холод, несмотря на горячку только что закончившегося боя. Девушка не ранена — и то хорошо (облегченно вздыхаю).
Склоняю голову. Это не я — мне никак не прийти в свое обычное состояние, но я уже вполне в состоянии сдерживать фанатичные порывы веры. Просто знаю, что на первом месте сейчас девушка, и ни в коем случае ее нельзя бросать такую беззащитную в переулке. А в себя прийти можно и чуть позже.
Да-да-да. Вот уже несколько лет назад Клор Треболь просек, что святая молитва помогает ему, атеисту чертовому, уверовав посредством дара, обуздать и выпереть из Парижа демоньё. И только что он ощутил, что девушка, лежащая головой у него на коленях — не просто девушка, что и демон, вероятно тоже понял тоже, потому и цеплялся так за нее, не желая расставаться с добычей даже ценой своей шкуры. И потому, ему, Клору, пришлось немерянно напрячься, чтобы отбить девушку у твари (не причастился перед охотой — сам дурак) пришлось забыть о своей земной сути, чтобы всё получилось.


Coer

Это началось еще пару дней назад в квартале начали пропадать ночные бабочки. Ну кому есть до них дело, собственно говоря, но слухи как-то просочились. Трупов нигде не находили, поэтому и серьезного расследования никто не вел. Однако, все больше в воздухе Кёр ощущала тревогу. Эту смесь ощущений напряженности и страха тот вечер было просто невозможно не почувствовать не только эмпату, но и просто чувствительным людям. Сегодня Кёр согласилась подменить коллегу в вечернюю смену. Девушка отстранилась от окружающего мира и наслаждалась цветами и книгой в отсутствии покупателей. В конце концов ближе к полуночи закрыв магазинчик и поставив его на сигнализацию девушка направилась домой.
В полутемном переулке казалось не было ни души. Кёр зябко поежилась, но продолжила свой пусть. Спустя четверть часа девушка почувствовала чуждый голод и чью-то тревогу. Впереди под фонарем нервно осматриваясь стояла длинноногая тощая девица в коротеньком платье. Цветочница мысленно покачала головой «Блуд - это грех, но многим просто не хватило внутренних сил, чтобы удержать веру в себя, чтобы двигаться дальше. С другой стороны, в это идут не от хорошей жизни». Впереди мелькнуло что-то темное, пронзительно завизжала ночная бабочка. Кёр ринулась в перед шепча заветные слова. Не то, что бы звуки что-то значили, но они позволяли ей лучше сконцентрироваться.
- Ключ к сердцу – грех отчаянье, порождающий страх - изымаю волей своей
Чужой агонизирующий страх практически ощутимо задергался на мгновение близ сознания девушки и практически сразу хозяйка сердец отшвырнула его в средоточие тьмы.
- Ключ к сердцу – грех отчаянье, порождающий страх – испей чашу чужих страстей
Тварь вздрогнула, вытянулась и развернулась к цветочнице. Девушка почти своей кожей ощутила, как краткий страх в твари растворился, сменяясь любопытством, чувство голода, впрочем, никуда не исчезло.
Кёр метнулась в сторону освященных улиц и патрулей, ругая себя за вмешательство. Тварь забыла о своей прошлой добыче и бросилась за девушкой. Чувствуя приближение чудовища, цветочница развернулась и выбросила руку вперед, практически коснувшись преследователя
- Ключ к сердцу – грех отчаянье – испей полную чашу смятения
Что-то пошло не так, Кёр называла это принципом отката, водоворот призванных чувств захватил обоих. Не помня себя, девушка рванулась в ближайший переулок. Запнувшись обо что-то она отправилась на встречу асфальту и темноте.
Хозяйка сердец пришла в себя, но прежде чем открыть глаза она почувствовала, что негативных эмоций больше рядом нет, не считая усталости и чувства противоречия. Кто-то всем сердцем отвергал веру и любовь, как бы странно это не звучало. Отнимать такое Кёр считала ужасным, поэтому, прикоснувшись ласково и без слов, она лишь скрыла и запечатала клокотавшее в чужей груди ключами добродетелей, нежно успокаивая. Цветочница открыла глаза, она лежала на коленях у юноши, на инквизитора не похож, на постового тоже. Он молча всматривался в нее. Сердце девушки билось по-особому часто, внутри собственной груди зрело чувство возвращения потерянного. Так встречают дорогих людей из оооочень долгого отсутствия.
- Привет. Давно не виделись, да?
[ht]

Tref

Ведь во время боя даже демонов он не уничтожает, а всего лишь выпихивает… просит выпихнуть куда-то в параллельный мир. (ой, будет нехорошо тому, кто в этот мир влезет). Сейчас Клор был самой верой и самой любовью. И какую-то часть его души, совсем маленькую, ту, которую не заполнило и никогда не заполнит это святое состояние, ту которая и была им, это тревожило и пугало — он не хочет быть любовью, он хочет любить, быть человеком.
Но девушка главнее всех хочушек. С этой мыслью она открыла глаза и Клор ей улыбнулся.
— Не виделись. Давно. Очень давно, — он не добавил «никогда», потому что когда-то, ему так казалось, он все же ее видел. Чувствовал нечто очень знакомое в этой девушке, такое близкое, что отпускать не хотелось.
— Ты идти можешь? Потому что очень хочется тебя нести на руках, — он улыбнулся. – Даже в случае, если ты всё же можешь идти. Я почувствовал что-то неправильное когда прикоснулся к тебе. Раньше такого не было… Ты можешь оперировать магией. Просто я думал, что церковь стремится так или иначе задействовать под своим крылом всех, кто не обделен магическим талантом.
Клор поднялся на ноги, осторожно перекладывая девушку.
— Тебя куда отнести?
Вот по правде не хотелось относить никуда. Так бы и стоял, обнимая ее, но у девушки могут быть свои планы на эту ночь.
И это очень досадно.


Coer

- Тссс
Тихо прошептала она, мягко касаясь кончиками пальцев к губам юноши.
- Ты слишком много говоришь «о использующий то, от чего после сам же желаешь отказаться»
Девушку аккуратно подняли в воздух теплые сильные руки. «Впрочем я должна узнать о тебе побольше»
Спаситель оказался очень милым и весьма симпатичным, голос его был приятен и судя по легкости, с которой он поднял цветочницу, с физической формой было все в порядке.
- Не стоит нам здесь дожидаться патрулей. Отнеси меня домой. Далее Кёр назвала свой адрес. Все было просто или судя по собственным эмоциям теперь их будет связывать нечто важное и таиться нет смысла, либо завтра на рассвете, прихватив свой немногочисленный скарб она сбежит из города.
Зря вмешалась? А ведь так тут понравилось. Хороший город.
В руках слегка покачивало, но в целом было удобно. Кёр обхватила юношу за шею, позволяя себе беззастенчиво его разглядывать.
- Как тебя зовут Спаситель прекрасных дев? С улыбкой спросила цветочница.


Tref

Это магия? Поток слов как отсекло. Но отсекло смущенной улыбкой.
Клор не оценивал. Он никогда не оценивал и не приценивался. Он просто видел, что девушка очень красива и чувствовал, что должен помочь ей… И много что еще чувствовал в ее отношении, абсолютно исключая желание определить цену той, кто не имеет цены, кто ценен бесконечно.
Так бережно, как ее Клор нес бы разве что собственное сердце, хотя, иной раз ему казалось, что именно его он в руках и держит. Выслушав ее адрес, он прикинул, что им не очень-то и далеко, а хотелось бы подольше, так как расставаться с сердцем будет тяжело, если не сказать «смертельно». Такая легкая, почти невесомая, как воздух.
«Как его зовут?»
— Клор Треболь Трисмегист… Треф, — Откуда-то пришло четвертое имя, оно же название карточной масти. И даже в исполнении собственного голоса звучало приятно и естественно. — Треф. А ты… ты сердце. Червовая масть.
Треф поцеловал девушку в плечо, ощутив внезапно и ярко, как за его спиной распахнулись крылья из света. Он не засмеялся от поглотившего его ощущения счасться только лишь потому что боялся ее напугать. Ему показалось, что теперь он окркжен и наполнен светом и теплом, и боевая чистота ему уже не мешала нисколько, как будто даже гармонично дополняла.
Но внезапно предстал дом, названный девушкой целевым.
— Ой. Мы уже пришли, — Треф был явно расстроен, аккуратно ставя на ноги ту, кого до сих пор с таким удовольствием нес. — Как тебя зовут, прекрасная дева?
Треф очень боялся напугать девушку и потому не решился напрашиваться к ней на ночной чай, хотя и хотелось до смерти.


Coer

Все время, пока юноша нес цветочницу на руках, она краем сознания иногда прикасалась к его чувствам и в качестве ответа раз за разом ощущала теплую волну счастья. Когда юноша представился все встало на свои места. Кёр знала про масти, немного, но знала. Ее отец был мастью червей или как принято было говорить на родине – из рода кубков. Он был силен, высок, красив, харизматичен и любвиобилен. К тому моменту, как отец погиб у него было довольно много незаконнорожденных отпрысков и даже несколько вполне законных. Церковники ожидали, что сила перейдет, как и в большинстве случаев, по мужской ветке, но нет, судьба распорядилась иначе. К счастью для Кёр, о ней даже не знали, по крайней мере довольно долго. И только когда все известные дети кубка были изучены церковниками вдоль и поперек, те приступили к поиску тех, кого могли упустить. Именно тогда Кёр и бежала.
И вот она умудрилась столкнуться с другой мастью – жезлами, крести. Говорят, масти чувствовали друг друга, что ж похоже на то. Так же говорят, что они иногда были союзниками, но к слову не всегда. Треф нежно коснулся губами кожи девушки, та только заулыбалась чуть ярче, она искренне умела радоваться чужому счастью.
- Кёр Коппэ – все верно – я - масть Кубков – хранителей ключей от всех сердец – произнесла цветочница, когда юноша нехотя и грустя поставил ее на ноги у подъезда. Девушка взяла спасителя за руку.
-Идем, я же не могу остаться неблагодарной за свое спасение. Чаю, кофе или ты предпочитаешь, чего покрепче? К тому же мое любопытство растерзает меня не хуже демона, если я не услышу чудесную историю спасения в деталях, столь позорно упущенных мной в забытьи.
Они поднялись в маленькую мансардную квартиру-студию. В воздухе уютно пахло ночной свежестью и розами, изобильно расставленных в вазах и горшках по квартире.


Tref

— Кёр, — повторил, попробовал еще раз на вкус имя и улыбнулся Треф. — Сердце. Мне тебя очень не хватало. Действительно, ощущал, что без сердца живу . Так что уж не знаю, , кто и кого спас,— Треф покраснел слегка. Всё становилось очень правильно и цело. Когда Кёр взяла его за руку, внутри стало очень тепло и солнечно, ясно. Он очень не хотел расстраивать эту девушку рассказом о том, что фактически не помнит первых двадцати лет своей жизни. В больнице услышал, что в аварии не выжил никто… даже он сам. Собственно, он и не выжил — родился другой человек, благодарный за свое рождение и краем сознания надеющийся, что церковники не врут на счет царствия небесного, и его родители попали именно туда.
Но вот правда, это не тема для ночного разговора, даже между Мастями. Расскажет когда-нибудь, не врать же ей и не отмазываться короткими, пустыми фразами.
— Покрепче. Сахар. Много, много сахару с чаем, — белозубо улыбнулся Треф. — И я расскажу тебе всё-всё-всё, что сам знаю, хотя вот ты подала интересную идею относительно Мастей. Мне пришло только имя, похоже, ты знаешь больше. И у тебя голос приятнее, — Треф засмеялся. — Расскажешь?
Щелкнул дверной замок и Треф зашел в мансардную квартиру следом за Кёр. Вдохнул полной грудью, и ему захотелось опять обнять девушку, снова ощутить это чувство завершенности, зарыться лицом ы ее волосы и закрыть глаза.
— Как так получилось, что близ твоего дома завелось… это? М. Это же скиталец. Он приперся с других улиц, признаться, я не думал, что он пойдет в эту часть города. Хотя, предсказывать с ним, бесами — дохлый номер. Но думаю, что он почуял тебя и пошел по твоему следу. Почему тебя, а не меня, скажем, видимо, посчитал меня невкусным… или понимал толк в красивых девушках.
Треф пытался разрядить обстановку. Он еще не знал, что едва пробудившиеся Масти — лакомая добыча для демонья.


Coer

Кёр прошла в зону кухни и включила чайник.
- Извини, рассыпной, как на зло, кончился, ты же переживешь пакетики? Мягко спросила она. Для человека, который в любой момент мог бросить и уехать у девушки было много арендованных и мало привязывающих вещей. – Падай пока на диван.
Девушка заварила некое подобие чая, насыпав изрядную дозу сахара сластене спасителю и поставила чашки на небольшой столик на колесиках, размещавшийся перед диваном. Следом за чаем на столик хозяйка поставила вазочку и печеньем и другую с конфетами.
- Угощайся. Махнула небрежно рукой цветочница и села на диван рядом с юношей. Ей было тепло и уютно, Кёр улыбалась. Сегодня предстояла хорошая ночь.
- Я знаю о мастях не много, только то, что рассказала мне мать о моем отце. Больше конечно можно найти в архивах Церви, но я туда не полезу ни за что на свете. Церковь всегда стремилась поставить Масти себе на службу, любой ценой. Масти — это маги, чья сила скорее всего родовая, однако корень ее происхождения неизвестен. Пятеро или Шестеро, но это не точно. Четверка и еще двое или один это Джокер, там все сложно и неясно. Прости я преимущественно знаю про свой род и то поверхностно. Моя мать была… Кёр задумалась и замолкла, подбирая слова, не называть же ее эксклюзивной шлюхой, …в общем она была высокоранговым шпионом теневой фракции. Так у девушки в городе называли очень хорошо организованную преступность или попросту мафию. Что ж это по сути тоже было правдой, а уж как мать собирала информацию, это был отдельный разговор. Так уж вышло, что хранителя ключей от всех сердец на какой-то момент покорила женщина без всякой магии. Они могли бы быть счастливы, но у нее был свой долг, у него свой, задания, командировки, сохранение лица…так и не сложилось. Зато сложилась красавица малышка Кёр. Отец даже не знал о наследнице, однако, наверное, не зря уходя он сказал, что оставляет с куртизанкой свое сердце, как-то так и случилось.
- Масти часто сталкиваются в своих новых жизнях, но не всегда они сталкиваются на одной стороне, так что, хоть я уже и предчувствую, что остальные тоже однажды появятся, я еще не знаю, что от этого всего ждать. Я бегу от прошлого, бегу от себя, но кажется это Сизифов труд. Ты, как я заметила, тоже бежишь.
Девушка плавно провела пальцами по плечу Трефа. "Сильный"
- Эта дрянь тут ошивалась уже пару дней, охотилась на ночных бабочек, когда это произошло сегодня на моих глазах я просто не смогла не вмешаться и она переключилась на меня, а почему тварь ушла в эту часть города я не знаю.


Tref

Треф сел на диван довольно скромно. Ему очень нравилась уютная квартира Кёр и он сейчас получал настоящее удовольствие, согреваясь уютом этого дома и его хозяйки. Он с удовольствием осматривался по сторонам, вдыхал запах цветов, всей кожей впитывал тепло. Да-да, именно дома, а не просто съемной комнаты. Оставалось ощущение, что она может сорваться и отсюда, улететь с порывом ветра но… но тепло тополиного пуха, оно и должно быть таким — легким и пушистым, это не тепло уютного одеяла, это другое. И совсем родное, впрочем, и то и другое надо беречь и защищать.
Кёр выкатила и поставила перед ним столик с чаем и сладким угощением, и Треф буквально расцвел. Это был маленький кусочек воплощенного счастья. Он сам не заметил, как экстаз истовой веры и любви к Богу покинул его, сменившись простым, но таким чудесным человеческим счастьем. Ни одно, даже самое искреннее благословение не могло сравниться с этим приглашением угощаться. И Треф угостился — организм настоятельно требовал сладкого, ему теперь даже доказывать не приходилось, что без сладкого (не-е он, конечно, еще потерпит) им обоим будет очень нехорошо.
Кёр рассказывала. Выходит, у него в роду уже были масти. Он не первый такой крестовый в семье. Быть может у него есть шанс добраться до церковной библиотеки, пока он весь такой инкогнито. Надо будет приложить усилия.
«Кёр, Кёр, сердце моё… Что лучше, как я не помнить и жить заново или, как ты, скрываться и знать, что тебя ищут?» Захотелось обнять эту хрупкую девушку, чтобы спрятать от всех невзгод, не дать никому в обиду… И связать ее свободу. Как защитить ее и оставить с ней то бесценное, чем должен обладать каждый взрослый человек. Быть с ней. Суметь защитить, когда понадобится помошь. Треф почувствовал, как Кёр погладила его по плечу и наклонил голову, чтобы коснуться виском ее руки, закрыл глаза.
— Ты теплом наполняешь сердца. Да…. я от церкви бегаю. Но я устал и не смогу показать, почему. Просто поверь. Чтобы изгнать Беса я пускаю в себя свет. Он мне отвечает. И… Мы вместе похожи на ангела. Конечно, церковь хочет себе ангела или, по крайней мере, не хочет, чтобы он был не ангелом.
Треф поставил пустую чашку на столик и взял в руки тоненькую ладошку девушки и прижал ее к своей щеке. Он не стал делиться с Кёр мыслью о том, что волух искал охотницу, потому и остановил свой выбор на активных ночью девушках. «Но какой разумный бес! Быстро эволюционируют черти». Потому-то в фокус его внимания попали ночные бабочки.
— Я скучал по тебе, — Треф посмотрел вверх в лицо Кёр.


Coer

А Треф оказался сластеной, в голове сразу родился анекдот «кто-то из мастей спрашивает Кёр – зачем конфеты заворачивают в такие громко шуршащие обертки? А она отвечает – это что бы все ночью сразу знали, что это Треф домой вернулся»
Между тем сладостей было совершенно не жаль, к тому же они порождали чистейший поток практически детского счастья у юноши. Кёр вообще любила счастливых людей, они словно лампочки в мире сумерек-забот. Счастье не вечно, но заразительно, оно согревает и вдохновляет. Правда искалеченные сердца порой не переносят этот свет, и тогда в их духах он разжигает пороки завести и гнева.
В мире магии много разной терминологии, в каждом городе она немного своя, в каждой деревне. Треф был «магом-шкатулкой» так на родине Кёр называли приемствующих силе или существу, впрочем, крайним случаем в этой общине были одержимые. Так что категория была спорная и даже опасная. Пускали кто-что горазд, ну и как повезет, кто свет, кто тьму, кто природу, кто невесть что. Если применить названия масти, то можно было бы по-своему назвать Трефа – Жезлом призыва. Впрочем, все это игра словами и терминами, знаний то и о себе было маловато, не то что о собеседнике.
Юноша прижал ладонь девушки к своей щеке. Цветочница не сопротивлялась, собеседник был крайне нежен в своих действиях. Но ее пальцы плавно соскользнули вниз. Кёр улыбаясь и глядя в глаза Трефа почувствовала, как сильно она нужна ему. Ей было неловко. Цветочница мягко обняла юношу и уложила головой к себе на колени.
- И я чувствую это своим сердцем…
Ее тонкие пальцы перебирали волосы юноши, гладили его по голове, словно шепча «все хорошо, сейчас ты дома, и я снова с тобой».
- Расскажи, где ты был, как ты жил....без меня?


Tref

Треф поцеловал мягкую девичью ладонь, оказавшуюся в соблазнительной близости от его губ. Ладонь пахла цветами, в нее хотелось ткнуться лицом и закрыть глаза. Ощущать всем своим существом родной уют этой квартиры, видеть звездное небо сквозь закрытые веки и дышать цветочной свежестью, слушать, как говорит Кёр и без конца повторять про себя ее имя.
— Мне два года. Знаю, что выгляжу старше. Два года я помню себя и охочусь за чертями, чтобы они не охотились за людьми. При  этом скрываюсь от церкви и не могу без нее одновременно. Магия клирика действует, если душа очищена и наполнена верой в Бога. Я могу это. Наверно, после той аварии, до которой ничего не помню, смог, а может, мог и раньше. Но это тяжелая ноша, такая истовая вера, и надо, то есть я хочу всякий раз после охоты обретать обычный нормальный разум. А бегаю от церкви тоже из-за магии, из-за света, который нисходит на меня, когда я взываю, тепла, света и, не поверишь, запаха ладана, даже он иногда бывает. Я не помню себя до двадцати. Быть может, ты и права, и мои родители тоже были крестовыми мастями.
Но после того как дар пробудился во мне, я успел слазать в библиотеку церкви и, хоть и не могу сказать, что там богато, но заметно больше информации, чем даже в интернете.
Треф помолчал, облизнул губы.
— Должны ведь быть еще две Масти. И когда они будут с нами, мы станем сильнее. В других городах, вероятно, есть другие Масти… или вообще  иначе называются. Расскажи лучше ты, у тебя голос приятнее. У тебя столько цветов вокруг. Буду дарить тебе шоколад. Ты какой шоколад любишь? Со мной вот всё просто — я люблю сладкий. Вообще после магии на сладкое сильно тянет.
Очень хотелось ласково провести ладонью по бедру девушки. Не похоть. Нежность.

0


Вы здесь » Card suits » Дома и квартиры » Встреча Кёр и Трефа