2016 июнь, может июль.




Рейтинг? R
За грязь (пусть даже под ледком) буду строго баннить.
_____
Администратор
Tref
_____
Tref- 277466611


Теплая сухая погода,
не жара.
Может, и пройдет дождик, но по желанию игроков, играющих в квесте
_____
Рекламируемся с Логина "Реклама" и пароля "12345"







В коллаже использованы работы Wen-M
источник DeviantArt.com

Card suits

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Card suits » Анкеты » Эмиэль Регис [The Witcher]


Эмиэль Регис [The Witcher]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://i89.fastpic.ru/big/2017/0126/57/e59261f68ef433aa49dcad851b294c57.png
Имя: Emiel Regis Rohellec Terzieff-Godefroy
Раса: высший вампир
Возраст: 428 лет


Найти:
572044492

Всё, что нужно знать обо мне:
Вы вряд ли узнаете в этом худощавом, седом мужчине средних лет существо сколь опасное, столь на самом деле и миролюбиво настроенное. Эмиэль Регис может служить примером того, как обманчива может быть внешность: ну кто, в самом деле, будет бояться разговорчивого цирюльника, похожего на сборщика податей? Но стоит напрячь внимание, и вам откроется несколько пугающих фактов: во-первых, вы не увидите ни тени под ногами даже в самый погожий день, ни отражения в зеркале; во-вторых, животное, случайно оказавшееся рядом, ни с того ни с сего забеспокоится, потому что сильный запах трав пусть и служит прикрытием, но не может полностью обмануть чуткий нюх. Да и часто появляющаяся странноватая улыбка одними губами не просто привычка, а необходимость, продиктованная нежеланием пугать собеседника острыми зубами. Но бояться действительно не стоит.
Давным давно, в пору бурной юности, Регис совершил множество глупостей. Дело в том, что на представителей его вида кровь действует, как алкоголь на людей, и Эмиэль, движимый юношеским максимализмом и застенчивостью, запутался в её сетях. Кто сказал, что алкоголизм - беда исключительно человеческая? Он бросал и начинал снова (разбитое сердце - отличное оправдание для собственных демонов), пил в одиночестве, убивал, чтобы утолить усиливающуюся жажду... Но как обычно это бывает, когда доходишь до дна, снизу стучат. Однажды Регис, будучи сильно в подпитии, отправился за добавкой и попался крестьянам. Малограмотные кметы не знали, как поступить с кровопийцей, позорно врезавшимся в венцы колодца, так что попробовали сразу все известные методы. Эмиэля изранили кольями, облили святой водой, отрубили голову и закопали в гробу, чтобы наверняка. На самом деле высшие вампиры неуязвимы для стали и серебра, их невозможно убить ни пронзанием сердца, ни отделением головы от тела, это всё только на некоторое время выведет физическую оболочку из строя. Даже сжечь не получится, огонь не оставляет следов. Однако на восстановление ушло пятьдесят лет, и из гроба восстал совершенно другой человек. Сложно остаться прежним, когда тебе больше нечем заняться, кроме как обдумывать, как же ты докатился до жизни такой.
С тех пор Регис завязал и с кровью, и с любыми одурманивающими веществами в целом и занялся исправлением ошибок прошлого. Поэтому кровожадный, казалось бы, монстр готов прийти на помощь любому, кому она требуется. Ему ничего не стоит пройти испытание огнем на глазах у охотника на чудовищ, чтобы доказать невиновность деревенской дурочки, но тем самым выдать себя. А потом отправиться с этим охотником спасать девчонку, которую сам в глаза не видел, но она безусловно очень важна для товарища. Этим же объясняется стезя, которую избрал для себя вампир, поселившись среди людей: он занимается мелкой хирургией и изготовлением снадобий. Ну и гонит недурственную самогонку из мандрагоры, чего уж греха таить.
Желание причинять добро, помноженная на многовековой опыт, заставляет Региса читать лекции о чем угодно, потому что за свою долгую жизнь вампир страдал не только неуемной жаждой крови, но и любопытством, а также давать советы, даже если его об этом не просили. Даже если хотят, чтобы он заткнулся и не попадался на глаза. Но Эмиэль не может, ему же хочется быть полезным! Он вообще большой любитель поболтать, пофилософствовать и пошутить. Может дойти даже до того, что он начнет перебивать собеседника, начать отвечать на вопрос, не сформулированный до конца.
Но при свойственной виду силе и скорости, превышающей человеческую, способности в полнолуние становится огромным нетопырем и вводить людей в транс (а вот его загипнотизировать или “прочесть” магическим образом не выйдет) Регис предпочтет сыграть труса и избежать драки. По крайней мере до тех пор, пока позволяют моральные принципы. В глубине души Регис все-таки остался тем же, пусть гонору с удалью и поубавилось, а голова поседела. Если смыть с него позолоту мудрости и приобретенной совести, то найдешь пусть человечного, но монстра, который до сих пор способен отрывать головы с гиканьем и хохотом. Если это необходимо, а бывшие обладатели голов - плохие люди, конечно же! Ведь ради благого дела от многолетних принципов можно и нужно отступиться.


Проба пера:

Полет мысли в сторону

В песок в шагах трех от Лютика вонзилась стрела, прилетевшая с моста, где уже не на шутку разгорелась битва. Стрелы, сыпавшиеся на голову, не облегчат Регису задачу и могут угодить в вернувшегося поэта. Эмиэль с сомнением посмотрел на Мильву, которая плакала от острой боли, но стоически держалась. Кровь продолжала течь и уже пропитала песок и разрезанные штаны. Все его старания пойдут прахом, если она погибнет из-за сражения, в котором даже не участвовала. Риски оправданы.
— Надо её отнести подальше. Я понесу, ты забери вещи и прикрывай спины! — звон металла и крики заглушали не только стоны девушки, но и собственный голос, так что приходилось кричать. Посеревший Лютик кивнул. Как бы в обморок не упал. Регису было не впервой принимать роды, он бы и один справился, но уж лучше поэт будет при нём, чем среди сражающихся. Если уж лишится чувств, то свободней будет привирать в балладах: когда не знаешь, что было в действительности, приходится компенсировать фантазией, — а вот когда тебе голову отрубят, уже ничего никогда не сочинишь. А насколько вампир успел узнать поэта, балладу тот обязательно сочинит, может и не одну.
Эмиэль склонился над девушкой, заглянул ей в глаза, расширившиеся и полные слез. Она боялась, тонула в своём страхе и боли, а Регис не мог ввести её в транс, чтобы облегчить процесс. Даже если бы сейчас была ночь, до полнолуния все равно было несколько недель, и он чувствовал себя бессильным как никогда, даже немного злился на себя за это. Мильва была грубой, но честной и бесстрашной, Регис успел привыкнуть к ней, как и к остальным товарищам ведьмака, и не простит себе, если она погибнет на его руках.
— Я не дам тебе умереть. Потерпи немного. Нам с Лютиком надо отнести тебя, здесь недалеко кусты, где, безусловно, будет безопасней.
В глазах в ответ ничего не зажглось, так что он не был уверен, что Мильва поняла. Губы дрогнули, но с них сорвался только стон. Совсем рядом упала еще одна стрела, на этот раз — с черным оперением. Лютик вскрикнул:
Регис!
Больше нельзя было медлить. Регис хотел было сунуть нож в зубы, чтобы освободить руки, но лезвие и рукоять были в крови (на языке тут же появился знакомый вкус), так что он вложил инструмент в ладонь Мильвы, разжав пальцы, впившиеся в мясо. Пальцы были достаточно теплые, что было очень даже хорошо: значит, внутреннее кровотечение не столь сильное, как могло быть.
— Держи крепко. Потом вернешь, поняла? Держи крепко. — Он просунул руки под плечи и колени. — Раз, два... Три!
Мильва закричала, в первый раз за всё это время, но Эмиэль уже держал её над землей. От места их панической высадки до приглянувшегося куста было всего-то пару метров, и ноша была легкой, но путь показался долгим, как никогда. Наконец, он опустил девушку на песок, подложив ей под спину свой балахон, уже безнадежно испорченный. По крайней мере не придется объяснять, чья кровь, потому что кроме его собственной, на ткани появилась и Мильвина.
— Открой бутылку и лей мне на руки.
Скоро храбрости лучницы стало не хватать, чтобы сдержать крик, и звук битвы был, казалось, не в силах заглушить его. Сосредоточенный на деле Регис молчал, время от времени протягивая руки Лютику. Вокруг сильно пахло гарью и кровью разных людей, и невозможно уже было определить насколько хорошо идут дела.
«Она видела, как меня прикончил тот нильфгаардский стрелок, прямо в сердце попал. Люди после такого не живут, а они, хотя и побаивались за свои шеи, не до конца понимали, кто я таков, ведь даже ведьмак удивился. Так что я тоже повинен в этом, не меньше чем те армии, что сражаются на мосту».
Скоро всё было кончено. Регис разжал пальцы Мильвы, до сих пор стискивающие рукоять ножа (посчитала ли она миссией всей своей жизни удержать его по просьбе монстра-кровопийцы или ей просто нужно было держаться за что-то материальное перед лицом смерти?), и перерезал пуповину. Ребенок был не длиннее ладони, нет смысла даже проверять дышит ли, срок маловат, но отнюдь не десять недель, так что Регис немного ошибся. Хотя Мильва сама не самым лестным образом пояснила, что не собирается выдавать столь сокровенные знания, как дата последних менструаций... Заворачивая мертвеца в найденный на дне торбы платок, Эмиэль подумал, что девушка передумала пить его отвар, потому что решила сохранить ребенка, а обернулось вот так. К лучшему ли? Даже если бы она не передумала, они наверняка смогли бы обеспечить ей чистую постель, а не речной песок и траву. Мильва жива и в сознании, но даже со всеми своими стараниями Регис не был уверен, что не занес заразу. Ей нужна стерильность, спокойствие и тепло. Смогут ли они устроить это, особенно если победят черные? В том, что Геральт выживет, Эмиэль не сомневался, поэтому и думал в множественном числе, но Геральту нужно двигаться дальше, время не ждёт. Регис потер еще саднящее место удара стрелой и решил, что объяснит ведьмаку дальнейший путь, а сам останется с девушкой, пока не убедится, что смерть от родильной горячки ей не грозит. К тому времени наступит полнолуние, и он войдет в полную силу, расстояние больше не будет помехой.
Бой кончился, — прервал его размышления Лютик, — и к нам кто-то идет. Это Геральт, наверное. Солнце глаза слепит, не могу разглядеть...
Эмиэль видел куда лучше поэта и знал, что это не ведьмак. К ним со стороны моста приближались люди в белых плащах, обагренных кровью и прожженных. Час от часу не легче. Сейчас то они и заставят ответить за угнанный плот цирюльника, певца и измученную женщину...

+1

2

Конечно, принят :)))
напишмсь тут: Подпись под аватаром
Чтобы я тебе подпись под аватар сделал.

0


Вы здесь » Card suits » Анкеты » Эмиэль Регис [The Witcher]